January 25th, 2014

Крысолов из Хамельна

Пока муж с Бубликом в гостях, я валяюсь на диване,  пью чай с малиной и смотрю очередной документальный многосерийный фильм Познера, в этот раз про Германию. Так и называется: "Германская головоломка". Смотрю с удовольствием, несмотря на то, что фильм на просторах рунета ругают за предвзятое отношение и личную неприязнь Познера к Германии. Меня до сих пор ничего не возмутило - ну да, видно, что это не его любимая страна - но ведь имеет же человек право чувствовать себя комфортнее в стране А , чем в стране Б?

Но я не об этом. Ведущих в этом фильме два: сам Познер и Иван Ургант. Познер рассказывает, Ургант подает реплики. И знаете, что меня поразило?

Вторая серия фильма - о немецких концентрационных лагерях. Дахау, Освенцим. Документальные кадры, интервью с очевидцами. В конце беседы с одним из немногих выживших узников Дахау - Познер с трудом сдерживает слёзы; после беседы - делится с Ургантом своими чувствами. На гладеньком лобике Ванечки - ни эмоции, от слова совсем; он жизнерадостно продолжает чирикать и задавать вопросы Познеру вроде "Но у вас же в семье всё хорошо, никто не пострадал?"чё ж вы, расстраиваетесь тогда, не пойму; давайте лучше ещё по пиву. Как такое возможно вообще? Дядька же моего возраста, вроде не совсем мальчик, здоровый лоб - как у него получилось вырасти так, чтобы его эта тема вообще не трогала?